Житие и страдания святой великомученицы ЕКАТЕРИНЫ - Верхотурье - Россия (каталог с разделами) - Каталог статей - Туризм и паломничество

Костанайский центр туризма и паломничества

Вторник, 06.12.2016, 16:22

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход

Главная » Статьи » Россия (каталог с разделами) » Верхотурье

Житие и страдания святой великомученицы ЕКАТЕРИНЫ
В царствование нечестивого императора римского Максимина в городе Александрии жила девица по имени Екатерина, происходившая из царского рода. Она была замечательно красива и славилась своею премудростью. Уже к восемнадцати годам Екатерина в совершенстве изучила творения всех знаменитых языческих писателей и древних стихотворцев и философов: Гомера, Вергилия, Аристотеля, Платона и других. Екатерина не только хорошо знала сочинения мудрецов древности, но она изучала также сочинения знаменитейших врачей, таких, например, как Асклепий, Гиппократ и Галин; кроме того она научилась ораторскому и диалектическому искусству и знала многие языки и наречия, так что все дивились ее учености и познаниям.
Многие богатые и знатные люди сватались за нее и с этой целью приходили к ее матери, тайной христианке, скрывавшей свою веру по причине жестокого гонения, воздвигнутого в то время на верующих Максимином. Родственники и мать часто советовали Екатерине выйти замуж, чтобы царское наследие ее отца не перешло в руки кому-либо чужому. Но мудрая отроковица твердо решила в своем сердце сохранить на всю жизнь чистоту девства и крайне не хотела замужества. Когда же родные Екатерины начали усиленно уговаривать ее вступить в брак, она сказала им:
– Если вы хотите, чтобы я вышла замуж, то найдите мне такого юношу, который обладал бы теми четырьмя дарованиями, которыми я, как вы знаете, превосхожу всех прочих девиц, и тогда я соглашусь избрать его в супруги. Итак, поищите повсюду, не найдете ли такого юноши, который был бы подобен мне по знатности рода, по богатству, по красоте и по мудрости; всякий же юноша, не имеющий хотя бы одного из этих дарований, не достоин меня, и я не желаю быть его женой.

Домашние Екатерины, видя, что едва ли возможно найти такого юношу, заметили ей: царские сыновья и другие знатные искатели ее руки могут сделаться только благороднее и богаче, если вступят с ней в брак, но по красоте и по мудрости никто с ней не сможет сравниться. А Екатерина говорила им на это:
– Я хочу иметь женихом своим только равного мне. Видя непреклонность своей дочери, мать решила прибегнуть к совету своего духовного отца, человека благочестивого и святого, который жил в сокровенном месте за городом. Она взяла с собой Екатерину и пошла с ней к этому праведному мужу. Старец, увидев прекрасную отроковицу и услышав ее мудрые, хотя и скромные речи, решил научить ее вере во Христа, Царя небесного.
– Знаю я, – сказал он ей, – одного чудного Юношу, Который несравненно превосходит тебя во всех твоих дарованиях. Красота Его светлее солнечного света; премудрость Его управляет всеми чувственными и духовными созданиями; богатство Его сокровищ распространено по всему миру и никогда не уменьшается, но, по мере раздаяния, все более и более увеличивается; а высота Его рода неизреченна и непостижима. Во всем мире нет подобного Ему.

Внимая словам старца, Екатерина подумала, что он говорит ей о каком-нибудь земном князе, – она смутилась, изменилась в лице и спросила старца – правда ли все то, что он ей говорит?
Он отвечал, что все это правда, и прибавил, что тот Юноша обладает еще другими, большими дарованиями, которых невозможно и перечислить. Екатерина спросила:
– Чей же сын восхваляемый тобою Юноша? Старец ответил ей:
– Он не имеет отца на земле, но родился неизреченно и сверхъестественно от одной честнейшей родом Пресвятой и Пречистой Девы. Она сподобилась родить такого Сына за Свою величайшую чистоту и святость; Она вознесена выше небес, где Ей поклоняются все святые ангелы как Царице неба и земли.

Екатерина спросила старца:
– Возможно ли мне видеть Юношу, о котором ты сообщаешь так много чудесного?
– Если ты сделаешь то, что я скажу тебе, – ответил ей старец, – то сподобишься увидеть пресветлое Лицо Его. Екатерина сказала ему:
– Вижу я, что ты человек разумный и старец почтенный, и потому верю, что ты говоришь правду. Я готова исполнить все, что ты повелишь мне, только бы увидеть мне Того, Кого ты так восхваляешь.

Тогда старец дал ей икону Пресвятой Богородицы, держащей в Своих объятиях Божественного Младенца, и сказал ей:
– Вот изображение Девы и Матери Того, о Котором я сообщил тебе так много чудесного. Возьми это изображение к себе домой и, затворив двери комнаты твоей, с благоговением вознеси усердную молитву к Деве, имя Которой – Мария; умоли Ее, чтобы Она благоволила показать тебе Сына Своего. Я уверен, что, если ты с верой Ей о том помолишься, Она услышит тебя и сподобит увидеть Того, к Которому стремится душа твоя.

Тогда отроковица Екатерина, взяв святую икону, возвратилась домой и ночью, уединившись в комнате своей, начала молиться так, как научил ее старец. Во время продолжительной молитвы Екатерина уснула от утомления и узрела в видении Царицу Небесную в том виде, как Она изображена была на иконе вместе со святым Младенцем, окруженным лучезарным сиянием. Екатерина не могла видеть лика Его, ибо Он отвратил его от нее и обратил его к Матери Своей. Стараясь увидеть Его, Екатерина зашла с другой стороны, но Христос опять отвернулся от нее. Это повторилось три раза. После того Екатерина услышала, что Богоматерь сказала Сыну Своему:
– Воззри, Чадо мое, на рабу Твою Екатерину, как она прекрасна и добра.

А Богомладенец ответил Ей:
– Нет, эта отроковица весьма помрачена и так безобразна, что Я не могу смотреть на нее. – Тогда Пресвятая Богородица опять сказала Господу:
– Разве эта девица не мудрее всех философов? Разве она не превосходит своим богатством и знатностью рода всех девиц?

Но Христос отвечал ей:
– Опять скажу Тебе, Матерь Моя, что эта девица безумна, бедна и худородна, и Я до тех пор не буду взирать на нее, пока она не оставит своего нечестия.

На это Преблагословенная Матерь Господа сказала Ему:
– Молю Тебя, сладчайшее Чадо Мое, не презри создания Твоего, но вразуми ее и научи, что ей нужно делать, дабы насладиться славой Твоей и узреть Твое пресветлое и превожделенное Лицо, на Которое и ангелы взирать не смеют.

Тогда Христос отвечал:
– Пусть идет она к тому старцу, который дал ей икону, и пусть сделает то, что повелит он ей, и тогда она узрит Меня и обретет благодать предо Мною.

Увидев и услышав это, Екатерина пробудилась ото сна и дивилась тому видению. Когда наступило утро, она пошла с немногими рабынями своими к святому старцу и, припав со слезами к ногам его, поведала ему о своем видении и умоляла его сказать, что ей нужно делать, дабы узреть желаемого ею Жениха-Христа.
Преподобный старец подробно научил ее всем тайнам истинной веры христианской, начиная от сотворения мира и создания праотца Адама и до Второго пришествия на землю Владыки Христа, а также поведал ей о неизреченной райской славе праведников и о многоболезненных бесконечных мучениях грешников. Как девица премудрая, жаждавшая истины и спасения, Екатерина уразумела вскоре все христианское учение, уверовала от всего сердца в Иисуса Христа и приняла от старца святое крещение. После того старец заповедал ей снова помолиться со многим усердием к Пречистой Богородице, чтобы Она еще раз явилась ей, как в первую ночь.
Таким образом, оставив одежды ветхого человека и облекшись в одежду обновления духа, Екатерина возвратилась в дом свой и всю ночь провела в слезной молитве, пока не заснула. И вот снова видит она Царицу Небесную с Божественным Младенцем на руках. Младенец взирал на Екатерину с великой благостью и кротостью. Богоматерь спросила Сына Своего:
– Угодна ли Тебе, Сын Мой, эта девица? Господь ответил Пречистой Матери Своей:
– Весьма угодна, ибо теперь она прекрасна и славна, а не безобразна и бесчестна, как прежде; ныне она богата и премудра, а не бедна, какой была сначала; ныне Я возлюбил ее, и так она угодна Мне, что Я хочу обручить ее Себе в нетленную невесту.

Тогда Екатерина пала на землю и воскликнула:
– Недостойна я, преславный Владыка, увидеть Царствие Твое, но сподоби меня быть хотя бы с рабами Твоими.

В это время Пресвятая Богородица взяла правую руку отроковицы и сказала Сыну Своему:
– Дай ей, Чадо Мое, обручальный перстень в знак Твоего обручения с нею, уневести ее Себе, дабы сподобить ее Царствия Своего. Тогда Владыка Христос дал прекраснейший перстень Екатерине и сказал:
– Вот, Я ныне избираю тебя Моею невестой, нетленной и вечной. Итак, сохрани с великим тщанием этот союз ненарушимо и не избирай себе никакого земного жениха.

После этих слов Христа видение окончилось. Отроковица пробудилась и ясно увидела на правой руке своей чудный перстень. Она почувствовала в сердце своем такое веселие и такую радость, что с того часа сердце ее предалось совершенно Божественной любви. И такая произошла в ней великая перемена, что она уже не помышляла более ни о чем земном, но только непрестанно днем и ночью размышляла о своем возлюбленном Женихе, и Его одного желала, и о Нем одном поучалась наяву и во сне.
Вскоре после того, как Екатерина обратилась в христианство, прибыл в Александрию нечестивый царь Максимин, имевший ревность не по разуму о своих бездушных богах, будучи сам как бы бесчувственным и бессловесным. Желая устроить в честь этих богов торжественный праздник, он разослал по окрестным странам и городам приказ собраться всем подданным для принесения жертв, чтобы почтить богов всенародно. Собралось бесчисленное множество людей, причем каждый вел то, что мог, для жертвоприношения: кто вел волов, кто овец, а кто был не в состоянии, те приносили птиц или еще что-нибудь подобное.
Когда наступил день мерзкого торжества, царь заклал в жертву сто тридцать тельцов, князья и вельможи – меньше, и каждый приносил в жертву, что мог. Весь город наполнился криками закалываемых животных, повсюду была страшная теснота и смятение, и воздух был пропитан смрадным дымом.
Благочестивая Екатерина при виде такого пагубного соблазна душ человеческих была жестоко уязвлена в сердце своем, скорбя об их погибели. Горя Божественной ревностью она взяла с собой нескольких рабов и пошла в храм, где безумцы приносили жертвы. Когда она встала в дверях, то все устремили на нее взоры, ибо она блистала необычайной красотой, которая свидетельствовала о ее внутренней, душевной красоте. Она велела известить царя, что хочет сказать ему весьма нужное слово. Царь велел ей подойти к себе. Став перед царем, Екатерина сначала поклонилась ему воздав подобающую честь, потом сказала:
– Пойми, царь, что вы вовлечены бесами в соблазн. Вы почитаете богами идолов тленных и бесчувственных и служите им. Великий стыд – быть настолько слепым я безумным, чтобы поклоняться таким мерзостям. Поверь хотя бы своему мудрецу Диодору, который говорит, что боги ваши были некогда людьми и окончили жизнь свою нечестиво, но ради некоторых деяний, совершенных ими при жизни, люди устроили им памятники и статуи. Последующие же поколения, не зная мысли своих праотцов, которые только ради воспоминания поставили им эти памятники но, думая, что сама вещь благочестна и благоприлична, начали поклоняться им как богам. И знаменитый Плутарх Херонейский гнушался этими богами и презирал их.
Поверь же, царь, хотя бы учителям своим и не будь виновником погибели стольких душ, за что и сам ты подвергнешься вечным мучениям. Познай Единого Истинного Бога, присносущного, безначального и бессмертного. Который принял на Себя плоть человеческую ради нашего спасения. Им пари царствуют, страны управляются и весь мир держится. Его единым Словом все было создано и сохраняет свое бытие. Сей всесильный и преблагой Бог не требует жертв, подобных вашим, и не ублажается закланием неповинных жертв, но только требует, чтобы мы хранили Его заповеди твердо и непоколебимо.

Слыша это, царь воспламенился гневом и сначала долго хранил молчание. Будучи не в силах сразу ответить на ее слова, сказал:
– Оставь нас в эти дни совершать жертвоприношение, а потом мы послушаем твои речи.

Окончив свое богопротивное торжество, нечестивый царь велел привести святую Екатерину в свои царские палаты и сказал ей:
– Скажи нам, девица, кто ты, и повтори, что ты говорила нам прежде.
– Я царская дочь, – отвечала святая, – называюсь Екатериной. Прежде я с великой любовью занималась различными науками: изучала сочинения риторские, философские, геометрию и другие науки, но теперь все это я презираю как занятие суетное и бесполезное и соделалась невестой Владыки Христа, Который чрез Своего пророка Исаию возвестил, что мудрость мудрецов его погибнет, и разум у разумных его не станет (Ис. 29,14).

Царь удивился ее речам, ее необыкновенному уму, но еще более поразился ее замечательной красоте и подумал, что она не смертными родителями рождена, а теми богами, которых он почитает. Едва соглашаясь верить, что девица такой неописуемой красоты рождена от земнородных, он, глядя на нее бесстыдным взором, начал говорить соблазнительные слова. Святая же, проникая его беззаконные помыслы, сказала ему:
– Бесы, которых вы почитаете за богов, прельщают тебя и увлекают в бессмысленные похоти; я же считаю себя землею и прахом; Бог создал меня по образу и по подобию Своему и наделил меня такой красотой, чтобы люди дивились премудрости Создателя, Который столь ничтожному и бренному лицу мог даровать такую мудрость и красоту.

Царь рассердился на ее слова и сказал:
– Не говори так худо о богах, имеющих бессмертную славу.

Но святая возразила ему:
– Если ты желаешь хоть немного рассеять мглу и помрачение црелестыо, то пойми все ничтожество своих богов и познай Бога истинного. Одно произнесение только имени Его, или один только Крест, изображенный в воздухе, прогоняет твоих богов и сокрушает их; и если ты хочешь, я докажу тебе ясно истину моих слов.

Царь, видя ее свободную речь и боясь быть побежденным и посрамленным ее словами, сказал:
– Неприлично царю беседовать с женщинами. Но я соберу мудрейших философов для беседы с тобой, и ты узнаешь ничтожество своего мнения и уверуешь в наши учения.

Он приказал со всей строгостью стеречь святую девицу. Сам же тотчас послал по всем подвластным городам такое предписание: Я, царь Максимин, мудрейшим философам и витиям, в моих областях находящимся, желаю радоваться. Все, кто только служит мудрейшему богу Гермесу и кто призывает наставниц разуму – муз, соберитесь ко мне, дабы заградить уста одной премудрой девице, которая насмехается над великими богами, называя все деяния их баснями и пустословием. Итак, приходите, дабы показать всю вашу мудрость, за что вас прославят люди, от меня же вы получите награду за свой труд".
И вот собрались в количестве пятидесяти человек избранные и мудрейшие витии, отличавшиеся большой остротой ума и великой силой в слове. Царь обратился к ним с такими словами:
– Приготовьтесь со всей тщательностью и внимательностью к доблестному состязанию с одной девицей так, чтобы вы могли победить ее своими доказательствами в споре о богах; не пренебрегайте тем, что будете вести беседу с юной девой, но приложите все ваше старание и покажите вашу мудрость так, как если бы пришлось вам противостоять мужественному противнику и мудрейшему оратору; потому что она, как я осторожно выпытал, превосходит мудростью самого великого Платона. Посему умоляю вас, покажите в споре с ней такое же старание, какое бы вы имели, состязаясь с самим этим мудрецом. Если вы победите, то я вознагражу вас великими дарами; если же вы будете побеждены, то вам будет великий стыд, и вместо даров вы примете мучительную смерть.

На эти слова царя один самый известный и мудрый вития ответил:
– Не опасайся, царь: быть может, противница наша и необыкновенно умна, но как женщина она не может обладать мудростью в полном совершенстве и быть вполне искусной в красноречии; повели ей только явиться к нам и ты увидишь, что она, как только увидит такое множество философов и ораторов, тотчас устыдится.

Услышав эту хвастливую речь философа, царь успокоился и возвеселился, надеясь, что они победят девицу. Он тотчас повелел привести ее к себе. Слушать спор христианской девицы с языческими мудрецами собралось множество народа. Но прежде, чем посланные успели прийти к Екатерине, явился ей с небес Архангел Михаил и сказал:
– Не бойся, дева Господня! Господь твой к премудрости твоей придаст еще премудрость, и ты победишь в прении тех пятьдесят витий. И не только они, но и многие другие благодаря тебе уверуют и примут мученический венец.

Между тем, Екатерину привели к царю и философам на зрелище всем. И тотчас тот самонадеянный философ, который прежде так похвалялся, с гордостью обратился к святой Екатерине:
– Это ты с такой дерзостью и безумием порицаешь богов наших?
– Я – кротко отвечала ему святая, – но не с дерзостью и не с безумием, как ты сказал, а с кротостью и по любви к истине говорю, что ваши боги – ничто.

Тогда философ сказал ей:
– Великие стихотворцы называют их высшими богами, как же ты с такой дерзостью произносишь хулу на тех, от которых сама приняла премудрость и сладости даров которых ты вкусила?
– Я не от ваших богов, – отвечала Екатерина, – но от моего Единого Истинного Бога получила премудрость. Он и Сам есть премудрость и жизнь, и если кто имеет страх Божий и хранит Его Божественные повеления, тот есть истинный философ. Дела же ваших богов и сказания о них достойны смеха и порицания и преисполнены соблазна. Да и кто из твоих великих стихотворцев, скажи мне, и в каких выражениях называет их богами?
– Мудрейший Гомер, – отвечал мудрец, – обращаясь с молитвой к Зевсу первый говорит так: "Славнейший Зевес, превеликий бог, и вы прочие бессмертные боги". А Орфей преславный, обращаясь с благодарностью к Аполлону говорит так: "О сын Латонов, стреляющий издалека, Сильный Феб, на все смотрящий и царствующий над смертными и бессмертными, солнце на златых крыльях парящее". Вот как, – сказал языческий мудрец, кончая свою речь, – самые первые и славнейшие стихотворцы почитали богов и ясно называли их бессмертными; посему и ты не должна заблуждаться и поклоняться Распятому, как Богу никто из древних мудрецов не только не называл и не признавал Его Богом, но даже и не знал о Нем.

Святая Екатерина отвечала:
– Но ведь тот же Гомер ваш в другом месте о великом твоем боге Зевсе говорит, что он был лукавый и лживый обманщик, и что другие боги – Гера, Посейдон и Афина хотели связать его, но он успел скрыться от них. Подобных сему деяний, внушающих презрение к вашим богам, много описано в ваших книгах, но поскольку ты сказал, что ни один из древних учителей не признавал Распятого Богом, то я для опровержения этого приведу свидетельства из ваших же книг. Послушай, что говорит о Нем Мудрейшая Сивилла ваша, свидетельствуя о Его Божественном воплощении и спасительном распятии:
"В позднейшие времена прядет Некий на эту землю, примет на себя плоть кроме греха, беспредельным всемогуществом Божества Он разрушит тление неисцельных страстей, и Ему позавидуют неверующие люди, и Он будет повешен на высоком месте, как бы достойный смерти".
Вспомни, что и ваш мудрец Аполлоний помимо своей воли исповедует Христа Богом, принужденный к тому Его Божественной силой:
"Один Он, Небесный, побуждает меня исповедать Его. Он есть свет трисветлый, Бог пострадавший, но не Само Божество страдало, ибо в Нем и то и другое: Он и смертен по плоти, и вместе чужд тления. И Сей Муж, все терпящий от смертных: крест, уничижение, погребение есть Бог".
Это сказал Аполлоний об истинном Боге, Который собезначален и соприсносущен Родившему Его. Он есть начало и основание, и источник всех созданных благ; Он создал мир из небытия для бытия и управляет им. Будучи единосущен Отцу, Он был человеком ради нас, жил на земле, наставляя, уча и благодетельствуя людям; потом принял смерть за нас, неблагодарных, дабы освободить нас от древнего осуждения и даровать нам прежнее блаженство и наслаждение. Таким образом. Он отверз нам снова врата райские, которые были затворены грехопадением, Через три дня Он воскрес, восшел на небеса, откуда и нисшел, и послал Духа Святого ученикам Своим; они же разошлись по всему миру и проповедали Его Божество, в Которое следует веровать и тебе, философ, чтобы ты познал истинного Бога и соделался рабом Того, Который милостив и благоутробен и призывает всех согрешивших, говоря:
"Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас (Мф. 11, 28)”.
Итак, поверь хотя бы сроим учителям и богам – Платону, Орфею и Аполлонию, которые вполне явно и ясно, хотя и вопреки своей воле, признали Христа Богом.

Это и многое другое говорила премудрая Екатерина и привела в удивление философа, так что он оставался безгласным, не имея сил что-либо сказать ей в ответ. Царь, видя его побежденным и изумленным, велел начать беседу со святой девицей остальным. Но они отказывались, говоря:
– Мы не можем противостоять истине, ибо если самый ученый из нас молчит, побежденный, то что скажем мы?

Тогда разгневанный царь приказал развести сильнейший огонь среди города и сжечь всех философов и витий. Те, услыхав такой суд и приказание царя, припали к ногам Екатерины, прося ее помолиться о них Единому Истинному Богу, дабы Он простил им все, совершенное ими в неведении, и сподобил их Святого Крещения и даров Пресвятого Духа.
Святая же, исполнившись услаждения и радости, сказала им:
– Истинно блаженны и счастливы вы, ибо, оставив тьму, познали свет истинный и, презрев смертного земного царя, приступили к Бессмертному Небесному; твердо надейтесь на Его милость и веруйте, что огонь, которым вас устрашают нечестивцы, послужит вам Крещением и лестницей, возводящей к небу. В этом огне вы очиститесь от всякой скверны плоти и духа, и перед Царем славы предстанете светлыми и чистыми, как звезды, и сделаетесь возлюбленными друзьями Его.

Сказав это, святая Екатерина осенила каждого из них крестным знамением, и они с радостью пошли на мучение. Воины ввергли их в огонь, и таким образом они приняли мученическую кончину. Вечером пришли некоторые благочестивые и христолюбивые люди, чтобы похоронить останки святых мучеников, но нашли тела их совершенно целыми, так что огонь не коснулся даже волос их. Благодаря этому уду многие из язычников обратились к познанию истины, а мощи святых мучеников были с должной честью погребены.
Между тем, Максимин решился употребить все старания, чтобы совратить святую Екатерину к своему нечестию. Не достигнув успеха через философские споры, он начал соблазнять ее ласками и лукавством. Призвав ее, он сказал:
– Послушай меня, добрая дочь; я, как чадолюбивый отец, советую тебе поклониться великим богам, в особенности же Гермесу, покровителю наук, который украсил тебя такими философскими дарованиями. Я же, если ты примешь мое предложение, разделю с тобой царство мое и власть мою – боги мне в том свидетели, – и ты будешь жить со мной в непрестанном веселии.

Но премудрая Екатерина, видя его лукавство и лесть, сказала ему:
– Оставь, царь, свою хитрость и не уподобляйся лисице. Я решительно, раз и навсегда, сказала тебе, что я христианка и уневестилась Христу. Его Одного имею я Женихом и Наставником и украшением моего девства; не прельщай меня царской багряницей – я предпочитаю ей одежды мученические.

Тогда царь сказал ей опять:
– Ты принуждаешь меня, хотя и против моей воли, к тому, чтобы я обесчестил твое достоинство и покрыл прекрасное твое тело множеством ран.
– Делай, что хочешь, – отвечала святая: временным бесчестием ты положешь стяжать мне вечную славу, и великое множество людей (как я надеюсь) уверуют через меня во Христа моего; и из твоих палат многие пойдут вместе со мной в священные небесные чертоги.

Так прорекала святая; Бог же, с высоты взирая на нее, приводил в исполнение ее слова.

Тогда сильно разгневанный царь велел снять с Екатерины порфиру и, обнаженную, бить ее немилосердно воловьими жилами. Слуги били мученицу жестоко в течение двух часов по плечам и чреву, так что все тело ее покрылось ранами и обезобразилось; кровь текла ручьями и обагряла землю. Но все эти мучения святая переносила с таким мужеством и доблестью, что смотревшие на нее были потрясены. После этого жестокий царь приказал заключить Екатерину в темницу и не давать ей ни пищи, ни питья до тех пор, пока он не измыслит новых мук, чтобы погубить ее.

Между тем Августа, супруга царя, сильно желала увидеть в лицо святую Екатерину. Слыша о ее добродетелях, мудрости и мужестве, она заочно сильно полюбила ее. После же одного видения во сне, сердце Августы пылало такой любовью к Екатерине, что она не могла даже уснуть. Когда царь по какому-то делу выехал из города и несколько дней медлил с возвращением, царица нашла удобное время для исполнения своего желания. Был тогда при дворе один вельможа, верный друг царя, по сану военачальник, по имени Порфирий, – человек, отличавшийся благоразумием. Ему царица и поведала свое тайное желание.
– В одну из прошедших ночей, – сказала она ему, – я видела во сне Екатерину, которая восседала посреди множества прекрасных юношей и дев, одетых в белые одежды. От лица ее исходило такое сияние, что я не могла смотреть на нее. Посадив меня рядом с собой, она возложила на мою голову золотой венец и сказала: "Владыко Христос посылает тебе сей венец". С того времени я имею такое сильное желание видеть ее, что не нахожу покоя для сердца своего; прошу тебя, Порфирий, устрой, чтобы я тайно могла видеть ее.
– Я исполню, царица, желание твое, – отвечал Порфирий. Когда наступила ночь, Порфирий взял двести воинов и пошел вместе с царицей в темницу; давши деньги стражам, они вошли к святой мученице. Когда царица увидела святую, то была поражена сиянием от ее лица, из которого струилась Божественная благодать. Упав к ногам Екатерины, царица со слезами воскликнула:
– Теперь я считаю себя счастливой и блаженной, ибо сподобилась видеть тебя. Подобно оленю, стремящемуся утолить жажду свою, я безмерно желала видеть тебя и жаждала слышать сладостные твоя речи. Теперь, когда желание мое исполнялось, я уже не скорблю, хотя бы пришлось мне лишиться жизни и царства: как я счастлива, что увидела тебя! Блаженна ты и достойна похвалы, что предалась всемогущему Владыке, Который излил на тебя столь великие дарования.

Святая сказала ей в ответ:
– Блаженна и ты, царица, ибо я вижу венец над твоею главою, удерживаемый в высоте руками ангелов; через три дня ты получишь его за те немногие мучения, которые претерпишь ради Христа, чтобы через них отойти к Истинному Царю для вечного царствования.

Царица же отвечала Екатерине:
– Боюсь мучений, которые ты предрекаешь мне, а еще больше супруга моего, который весьма жесток и бесчеловечен.
– Не страшись, – сказала ей святая, – Сам Христос будет тебе помощником; Он укрепит сердце твое, и никакое мучение не коснется души твоей; только тело твое пострадает здесь немного и временно, а потом и оно получит вечный покой,

Когда святая изрекла это, Порфирий спросил ее:
– Что дарует Христос тем, которые веруют в Него? Ибо и я желаю веровать в Него и быть воином Его. Мученица отвечала ему:
– Разве ты не читал или не слыхал ничего из Писания христианского?
– С юных лет, – отвечал Порфирий, я упражнялся в воинских занятиях и ни о чем другом не имел попечения. Святая сказала ему:
– Нельзя языком человеческим выразить тех благ, какие преблагой и человеколюбивый Бог уготовал любящим Его и хранящим Его повеления.

Тогда Порфирий, исполнившись безмерной радости, уверовал во Христа и с ним двести воинов и царица, и все, благоговейно простившись с мученицею, ушли.
Милостивый же и человеколюбивый Христос не оставил святую Свою невесту без попечения, но, как чадолюбивый отец, промышлял о ней. Каждый день к ней влетала в окно голубица и приносила пищу. Наконец, и Сам Благой Подвигоположник Господь наш Иисус Христос посетил ее, окруженный великой славой и всеми небесными чинами, и еще более укрепил ее в мужестве и исполнил духом смелости:
– Не бойся, возлюбленная Моя невеста, – сказал Он ей, – Я всегда с тобой, и никакое мучение не коснется тебя; терпением своим ты многих обратишь ко Мне и в награду за то сподобишься многих нетленных венцов.

Утешив ее такими словами, Господь стал невидим. Наутро царь, воссев в судилище, приказал привести Екатерину. Она вошла к царю, сияя духовной благодатью и каким-то блаженным озарением, так что близ стоящие были озарены сиянием ее красоты. Царь был весьма удивлен и думал, что кто-то подавал ей пищу в темнице и потому она не ослабела телом и не изменилась в красоте лица своего, и хотел предать казни ее стражей. Но святая Екатерина, не желая, чтобы другие были мучимы безвинно, поведала ему всю истину, сказав:
– Знай, царь, что никакая рука человеческая не подавала мне пищу, но Владыка мой Христос, Который невидимо печется о рабах Своих, питал меня.

Царь, дивясь необычайной красоте святой Екатерины, хотел опять ласками и лестью повлиять на нее и сказал ей:
– Ты, солнечнозрачная девица, красотой своей превосходишь самую Артемиду; ты рождена владычествовать, дочь моя. Итак, приди, поклонись и принеси жертву богам нашим, тогда будешь царствовать с нами и проведешь в радости жизнь свою; прошу тебя: не губи свою светлую красоту мучениями.
– Я земля и прах, – отвечала святая. – Вся же красота, как цвет, увядает и, как сон, исчезает от самой небольшой болезни или от старости, а по смерти предается совершенному тлению; итак, не заботься, царь, о моей красоте.

Во время этой беседы один вельможа по имени Хурсаден, жестокий и немилосердный мучитель христиан, желая показать любовь и расположение к царю, сказал ему:
– Я, царь, изобрел такое мучение, посредством которого ты победишь девицу. Прикажи устроить на одной оси четыре деревянных колеса, а по ним вокруг наколотить разные железные острия: два колеса должны вращаться в правую, а два в левую сторону; посредине же их будет привязана девица, и вращающиеся колеса раздробят ее тело. Но прежде пусть только покажут эти колеса Екатерине, чтобы она, видя их, убоялась жестокого мучения и подчинилась бы твоей воле; если же и после этого она останется в прежнем упорстве, то примет мучительную смерть.

Царю понравился этот совет, и он велел устроить такие колеса, о которых говорил Хурсаден. Когда колеса были готовы, то привели святую на место мучения и сначала с большой силой вращали колеса пред ее глазами, дабы устрашить ее, а затем мучитель сказал ей:
– Видишь, какие мучения приготовлены для тебя! И ты примешь ужаснейшую смерть, если не поклонишься богам. Но на это Екатерина отвечала:
– Много раз уже я высказывала свое решение остаться христианкой; посему, царь, не теряй напрасно времени, а делай, что хочешь.

Мучитель, видя, что не может устрашить Екатерину и отвратить ее от Христа, велел привязать ее к колесам и с силой вращать их, дабы она была растерзана на части и таким образом умерла бы ужаснейшей смертью. Но лишь только приступили к этому мучению, как внезапно сошел с неба Ангел, освободил от уз святую, а колеса сокрушил на части; причем колеса, с силой разбиваемые, летели в стороны и поражали многих неверующих насмерть. Видя такое преславное чудо, весь народ воскликнул:
– Велик Бог христианский!

А царь от ярости был мрачен и неистовствовал, измышляя новые пытки для мученицы.
Царица Августа, услыхав об этом чуде, вышла из своих палат и стала обличать царя.
– Поистине, – говорила она, – ты дерзок и безумен, ибо осмеливаешься бороться с Живым Богом и несправедливо мучить Его рабу.

Услышав эти слова, царь пришел в неистовство и сделался лютее всякого зверя. Оставив святую Екатерину, он обратил всю ярость на свою супругу. Забыв даже естественную к ней любовь, он велел принести большой ящик и наполнить его оловом, чтобы он был неподвижен, набить гвоздей в крышку ящика и, защемив сосцы своей жены между ящиком и крышкой, сдавливать их. И мучители, причиняя святой невыразимые страдания, сдавливали ее сосцы, пока они не оторвались. Блаженная же Августа, терпя ужасную боль, радовалась, что страждет за Истинного Бога, и молилась Ему: да ниспошлет Он ей благодатную Свою помощь. Когда сосцы оторвались, кровь текла рекою, и все окружающие исполнились жалости к ней, переносящей такое ужасное и нестерпимое мучение. Но немилосердный мучитель не помиловал своей супруги и повелел отсечь ей голову мечом. Она же, выслушав приговор с радостью, сказала святой Екатерине:
– Раба Истинного Бога, помолись обо мне!
– Иди с миром, – отвечала ей святая дева, – дабы царствовать со Христом вечно.

И блаженная царица была усечена за городом в ноябре, двадцать третьего числа. Воевода Порфирий, взяв ночью ее тело, с честью предал его погребению. Наутро же сам Порфирий с уверовавшими во Христа воинами предстал пред царем и сказал:
– И мы – христиане, воины великого Бога. Не имея сил слышать этого, царь вздохнул из глубины сердца и воскликнул:
– Увы, погиб я, ибо лишился дивного Порфирия. Потом, обратившись к прочим воинам, сказал:
– И вы, воины мои достолюбезные, соблазнились и от богов, в которых веровали отцы ваши, отреклись; что сделали вам боги, за что оставили вы их?

Они же не отвечали ему ни слова. Только Порфирий сказал ему:
– Почему ты оставляешь без внимания главу и вопрошаешь ноги? Со мной беседуй.
– Ты злая глава, виновник их погибели, – воскликнул Максимин.

И, не имея сил от ярости продолжать речь, приказал усечь им всем головы. Так окончили воины жизнь свою, и таким образом исполнилось пророчество святой Екатерины, которая предсказала царю, что многие из его собственных подданных уверуют во Христа.
На другой день мучитель, приведя Екатерину в судилище, сказал ей:
– Великую скорбь и большое огорчение ты причинила мне. Ты прельстила мою жену и погубила мужественного моего военачальника, который был главой и силой моего войска; много и других зол причинено мне от тебя, так что нужно было бы умертвить тебя без милосердия; но я прощаю тебя, потому что не желаю погубить тебя, девицу столь прекрасную и премудрую. Исполни же, наконец, мою волю, моя возлюбленная, принеси жертву богам, и я сделаю тебя своей царицей и никогда не оскорблю тебя, и без твоего совета не исполню никакого дела, и ты будешь жить со мной в таком веселии и блаженстве, какими ни одна царица не наслаждалась.

И еще многое другое говорил нечестивый, соблазняя избранную невесту Христову, но не мог льстивыми своими словами разлучить ее со Христом, с Которым она была связана крепким союзом истинной любви. Видя, что ни ласками, ни обещаниями, ни угрозами, ни муками он не может склонить к своей воле твердую, как адамант святую деву, он наконец решил усечь главу ее мечом вне города. Воины, взявши Екатерину, повели ее на место усечения. Много людей – мужчин и женщин – сопровождали Екатерину; все плакали и сожалели о том, что погибает столь прекрасная и премудрая девица. Многие из следовавших за нею знатных и благороднейших женщин говорили ей со слезами:
– Прекраснейшая и пресветлая девица! Почему ты так жестокосерда к себе, что предпочитаешь смерть сладостной жизни? Зачем ты губишь безвременно и бесплодно цвет юности своей? Не лучше ли тебе послушать царя и наслаждаться благами этой жизни, чем умереть такою позорной смертью.
– Оставьте ваш бесполезный плач, – отвечала святая, – но лучше радуйтесь о том, что я ныне увижу возлюбленного жениха, Христа, – Творца и Спасителя моего, Который есть красота, венец и слава мучеников. Он призывает меня к неизреченному блаженству райскому. С Ним я буду царствовать и наслаждаться в бесконечные веки. Итак, не обо мне, а о себе плачьте, потому что за свое неверие вы пойдете в огонь на вечные мучения.

Когда же святую привели на место усечения, она произнесла следующую молитву:
– Господи Иисусе Христе, Боже мой! Благодарю Тебя за то, что Ты поставил на камне терпения ноги мои и направил стопы мои. Простри ныне Пречистые длани Твои, некогда уязвленные на Кресте, и прими душу мою, приносимую Тебе в жертву ради любви к Тебе. Вспомни, Господи, что я – плоть и кровь, и не попусти, чтобы лютые истязатели на страшном суде соделали явными согрешения мои, в неведении совершенные; но омой их кровью, которую я изливаю за Тебя, и соделай, чтобы тело, израненное в муках ради Тебя и усекаемое мечом, было бы невидимо для врагов и гонителей моих. Призри с высоты Твоей, Господи, и на предстоящих людей сих и просвети их светом Твоего познания; и прошения тех, которые призовут через меня имя Твое святое, исполни на пользу, дабы всеми воспевалось
Категория: Верхотурье | Добавил: Тато (30.12.2010)
Просмотров: 248 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Форма входа

Поиск